Jan. 26th, 2012

ta6y: (Default)
Я долго думал, чем экзистенциальная тошнота отличается от той тошноты, которую можно расценить как симптом депрессии. Как правило, то, что называют экзистенциальной тошнотой, развивается у людей неявно. То есть, симптомов тошноты нет, потому что у здорового человека существует так называемая способность к гиперкомпенсации.
То есть, когда человек в своей внутренней жизни приближается к каким-то опасным вещам, каким-то опасным выводам, каким-то экстремальным переживаниям собственного я или окружающего мира, он не сознательно, но в нём так это заложено, это считается здоровый механизм, сработает компенсаторный механизм защиты.
То есть, он начинает уходить в работу, в секс, в алкоголь, ещё куда-то. А потом уже, когда эта гиперкомпенсация принимает уже какие-то чудовищные размеры и человек, так или иначе, понимает, что у него какие-то проблемы, и он сталкивается с этим, тогда он попадает к психологу, к психиатру, это в лучшем случае.
Но это в обществах, где развита (это в России такого ещё нет, хотя уже, но это всё носит карикатурный характер), где развита традиция искать какой-то помощи в своей эмоциональной, в своих эмоциональных проблемах у психолога, у психиатра. И тогда это называется, когда человек не говорит, что «Ой блин, меня от всего тошнит, у меня смысла жизни нет, я потерял, я не знаю, зачем я живу и т.д.», нет, там так не происходит.
Человек, когда приходит с какими-то другими проблемами, хороший психолог или психотерапевт начинает копать, копать, копать, копать и выкапывает тошноту. То есть, под всеми этими компенсациями, защитами, была эта тошнота, от которой человек прятался. А когда тошнота первична, скорее всего, это симптом депрессии, потому что, ой даже не симптом депрессии, я не знаю, в твоём случае, что послужило пусковым механизмом

Read more... )
ta6y: (Default)
состоянии общавшийся, и сам переживший деперсонализацию в очень юном возрасте, впервые, могу об этом как-то судить с ответственностью и с какой-то весомостью, что, если, не дай Бог, то никакая осознанность не сработает.
То есть, она сработает, она не помешает, это хорошо. Она поможет себя держать в руках и не отчаиваться, и на что-то надеяться, но ремиссию она не даст, не принесёт на блюдечке. Осознанность, собственно, проблема этого состояния в гиперрефлексии.
Нет, ну я с тобой об этом говорил, я думал, тебе плохо, я хотел помочь тебе это «разрулить», а не для того, чтобы это «размусоливать». Не знаю, когда у меня была тошнота, то любое переключение, оно, наоборот, меня, обостряло ощущения, потому что каждый, каждое что-то, оно окрашивалось в цвета деперсонализации.
И эта окрашенность, и, кстати, всякий раз эта окрашенность была разная, и этот привкус этой тошноты, это кошмар, это «п***ц», это «полный п***ц»… Такого ужаса, это не передать словами. Кто этого не испытывал, не может себе представить, что это такое.
Не знаю, как это можно принять, но, насчёт Сартра… Насчёт Сартра, я тебе советовал начинать не с «Тошноты», которую я считаю не самой сильной вещью, а можно начать со «Слова», называется. Автобиографическая книга «Слова».
Потом что, я обожаю книгу «Бодлер». Он ввёл такой метод, так называемого экзистенциального психоанализа, и у него написано несколько биографий людей известных, с позиции экзистенциального психоанализа. То есть, буквально, я тебе говорю, вот этот «Бодлер», книга. Я нашёл все описания своих «глюков» деперсонализационных и т.д. и т.д. Это было просто феноменально. То есть, эта книга для меня открытием была.
И когда я в первый раз попал на консилиум психиатров, чтобы объяснить им, что со мной происходит, я взял с собой эту книгу Сартра и показывал им куски, отрывки описаний, которые полностью озвучивали мои состояния. И они, благодаря этому, я смог объяснить, что со мной происходит, благодаря Сартру.


Read more... )
Page generated Jul. 20th, 2017 06:23 pm
Powered by Dreamwidth Studios